Logo little

Авторы

М.Ф. ЧЕЧЕТОВ: Я уничтожил всех, кто хотел убить меня и моих товарищей

М.Ф. ЧЕЧЕТОВ: «Я уничтожил всех, кто хотел убить меня и моих товарищей»

Подготовка материала: Оксана Шеремет
19 апреля 2012

Михаила Чечетова война застала в городе Днепродзержинске. Ему шел пятнадцатый год. Паренек увлекался футболом, играл на домре, но главной страстью Миши было рисование. Он занимался в изостудии при Доме пионеров и мечтал стать художником, не предполагая, что судьбой ему отведено совсем другое: стать сначала воином, защитником Родины, а затем человеком мирной профессии строителя-созидателя.

«Днепродзержинск был оккупирован осенью 1941 года. «Жизнь сразу изменилась, – вспоминает Михаил Фомич. – Мы, вчерашние мальчишки, как-то сразу повзрослели. Повсюду стали расклеивать приказы, указы, призывать, чтобы ехали в Германию работать. И одновременно начали появляться другие листовки – наши, советские, с призывом не подчиняться немецкой власти. Тогда начались облавы, после которых молодежь насильно угоняли в Германию.Я дважды попадал под облаву, и дважды меня проверяла медицинская комиссия, и дважды меня отпускали. В первый раз я натер чесноком глаза. Потом долго пришлось лечиться, но зато немцы признали трахому, а это заразная болезнь. Во второй раз спасением для меня стала исколотая иголкой до крови и натертая опять же чесноком рука. Она сильно опухла, очень болела, но как только я показал ее немецкому доктору, он меня прогнал. Много несчастий было в оккупацию: кого расстреляли, кого угнали. Но мы ее пережили. И дождались своих».

Через два года, осенью 1943-го Днепродзержинск был освобожден советскими войсками. Михаил сразу пошел в военкомат, его направили в истребительный батальон, который состоял из гражданской молодежи. Несколько дней пробыл в составе батальона и написал рапорт, попросился добровольцем на фронт. В неполные 17 лет. Военкомат дал «добро», и около ста добровольцев из Днепро дзержинска отправили в Харьков, в запасной полк. В первую столицу Украины добирались пешком. Михаилу запомнился сопровождающий – капитанфронтовик, раненый, который все время по вторял: «Сынки, я не оставлю вас где попало, в хорошую воинскую часть определю». Добрались до Богодухова, где почти месяц проводились занятия по военной подготовке.

«А в один день переодели нас в старое обмундирование, отобрали по росту, возрасту, образованию человек сорок, наверное, и в ночь вышли мы в поход. По слухам, в другую часть, – продолжает вспоминать Михаил Фомич. – Шли несколько дней, по дороге помогали древесину грузить в вагоны, на двух сахарных заводах побывали. Голодали немножко.Привели нас в Ахтырку, в 30-ю окружную школу Харьковского военного округа. Оказалось, что это школа снайперов».

Из добровольцев в школе было сформировано два батальона. Все юноши, почти одногодки. «Я до этого никогда из винтовки не стрелял, – говорит Михаил Фомич. – Поэтому пришлось на все сто выкладываться на занятиях по стрельбе, а также на других занятиях – по тактике, маскировке, строевой подготовке, изучению уставов.Два раза мы сдавали экзамены, которые принимал командующий Харьковским военным округом. На расстоянии ста метров рисовали на различных предметах черный кружок, а я должен был все пули положить в цель. Вот так и отбирали на фронт».

Обучение было сокращенным. Рапорта на фронт были подписаны. Михаила Чечетова направили в 4-ю роту 4-го батальона 236-го стрелкового полка 74-й дивизии 8-й гвардейской армии. В то время батальон, куда его назначили снайпером, базировался на советскопольской границе. «Форсировали Вислу, заняли оборону и стали готовиться к наступлению.В обороне стояли около месяца. За это время я каждый день вел наблюдение за позициями немцев, – рассказывает ветеран. – У нас были специальные книжки снайперские. В одну, «На охоту» называлась, я записывал, в каком районе нахожусь, в какой роте. И, если уничтожал пулеметчиков или снайперов немецких, командир части, где я находился, расписывался об этом в книжечке. Во вторую книжку заносил все сведения о своих наблюдениях: там блиндаж немецкий, там пулемет, там еще что-то. Разведку вел».

Первую разведку снайпер Чечетов провел при обороне на реке Варта. Болотистая местность, вокруг заросли лозы. Траншеи заполнены водой. «Мы ночью выдвинулись в боевое охранение. По колено в воде прошли к немецким позициям.Замаскировались, наблюдали и слушали. Жутковато было, ведь метрах в двадцати от нас – враги. Была и разведка боем: перед наступлением поступил приказ определить огневые точки противника. После этого нас перебросили на другой участок фронта. Сначала был во втором эшелоне, а потом, когда началось наступление, перешел в первый. Так и шел в атаку со снайперской винтовкой. У меня даже каски не было. Шинель, плащ-накидка, шапка – вот и все обмундирование снайпера. Единственное, если в засаде сидел, то маскировался травой или ветвями деревьев, а в снег – винтовку белой материей обматывал».

Наступление велось на польские города Лодзь и Познань. Сильные бои были, вспоминает Михаил Фомич, но немцы отступали под напором советских войск: «Сначала освобождали Лодзь, тогда я несколько пулеметных точек уничтожил.И тогда я поднялся: «Вперед! За Родину! За Сталина!» А за мной и остальные поднялись и по шли мы вперед. Вышли к какому-то заводу, там меня в голову ранило. Сначала даже не понял, отчего так голова закружилась. Перевязку сделал и опять вперед перебежками. Добежал до высоковольтной линии, и тут мина разорвалась: меня в ногу ранило. Я только поднялся – второй осколок в ногу попал. Часа три полз по снегу. А потом подкрепление подошло, «катюши» как дали залп по городу! Вижу, пехоты добавилось, пошла в атаку. А я сполз в какую-то яму, а вылезти не могу. Стал звать на помощь, тут и санитары подоспели. Вытащили меня – и в санчасть». 

За проявленные храбрость и находчивость, за то, что возглавил оставшихся без командного состава солдат и повел их в атаку, Михаил Чечетов был награжден медалью «За отвагу».

О Победе Михаил Фомич узнал в госпитале, который находился на территории Наленчева в Польше: «Слышу, утром 9 мая какой-то шум во дворе, стрельба. Сначала подумали, что бандеровцы напали. Потом слышим: «Ребята, война закончилась!» Я на радостях обжег деревяшку и нарисовал на стене портрет Сталина и написал «Наша Победа!». Вот комиссия приходит, всех поздравляют с Победой. А замполит посмотрел на портрет и спрашивает: «Кто нарисовал?» «Я», – говорю. Он меня похвалил, а через несколько дней меня вызвали в штаб и предложили писать лозунги. Меня оставили при госпитале. А в июне госпиталь отправили в Берлин. Так что я, пусть и на костылях, но до Берлина всетаки дошел. Живой!» 

Только на один вопрос из своей фронтовой биографии не любит отвечать Михаил Фомич: сколько на его снайперском счету убитых гитлеровцев? «Я это не вспоминаю, – говорит ветеран. – Я уничтожил всех, кто хотел убить меня и моих товарищей». Вот такой он, солдат Победы Михаил Фомич Чечетов. Русский солдат, верный изречению Александра Невского: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет».

Комментарии