Logo little

Авторы

М.Ш. МАНИЛОВ: Воинский долг оказался тогда сильнее смерти, и я приказал переходить через минное поле

М.Ш. МАНИЛОВ: «Воинский долг оказался тогда сильнее смерти, и я приказал переходить через минное поле»

Подготовка материала: Александра Рыбинкина
16 декабря 2012

Для ветерана войны Мирона Манилова существует 5 слагаемых Победы: это безграничная любовь к Родине, глубокая вера в успех, ненависть к врагам-агрессорам, героизм тружеников тыла и дружба народов. Именно это и объединяло людей в те страшные годы, давало им сил для преодоления тяжелейших испытаний, выпавших на их долю. Так ковалась Победа. И так нам с вами подарили жизнь.

Самая высокая награда

- Мирон Шулымович, Вы можете вспомнить один из самых значимых для Вас эпизодов войны?

- 30 июня 1941 года, на восьмой день войны, я, девятнадцатилетний лейтенант, начальник разведки, получил приказ от командира дивизиона майора Михайлова: доставить снаряды для пушек с окружного артиллерийского склада к назначенному часу. В моё распоряжение были выделены два лейтенанта, двенадцать водителей и столько же автомашин «ЗИС-3» (каждая по три тонны). Но на пути к складу наши двенадцать трёхтоннок были атакованы с воздуха «Мессершмиттами». Пришлось ехать перекатами. Рывками добрались до окружного склада. Еле нашли начальника и потом долго убеждали его выдать нам снаряды, потому что никаких подтверждающих документов командование выписать просто не успело. С трудом, но мы всё-таки уговорили его выдать нам боеприпасы, всего 36 тонн.

Но из-за того, что под обстрелами немецкой авиации мы долго добирались до склада, времени до наступления пехоты, к которому мы должны были доставить боеприпасы, оставалось совсем мало. Тогда, посоветовавшись с подчинёнными, я решил сократить путь и двигаться через поле напрямик, но, подъехав, мы увидели табличку – «Заминировано!».

- Что же Вы предприняли?!

- Я собрал двух лейтенантов, которым было по восемнадцать лет, и водителей автомашин и спросил, что будем делать. Наше время на выполнения приказа заканчивалось, впереди – верная смерть на минном поле, за плечами – снаряды. А мы обязаны вернуться вовремя. И жить-то всем хочется. Подчинённые мне тогда ответили: что прикажешь, то и будем делать. Воинский долг оказался тогда сильнее смерти, и я приказал переходить через минное поле.

Распределились мы с лейтенантами на ширину автомобильной колеи, чтобы машина могла проехать и не взорваться. Шли выступом: я впереди, лейтенанты по сторонам. Тридцать шесть тонн смертельного оружия ехало по минному полю за нами.

Сколько времени мы шли, я не знаю, какое расстояние мы преодолели, не помню. Но снаряды на огневую позицию мы привезли. Узнав о том риске, на который нам пришлось пойти, командир дивизиона собирался представить всех нас к правительственным наградам. Но какие могут быть награды на восьмой день войны? Была награда. Три лейтенанта и двенадцать водителей остались живы. Это и была самая высокая награда.

- Вы начали войну лейтенантом. Получается, Вы были кадровым военным?

- Да,в 1939 году я окончил 14-ю Харьковскую артиллерийскую школу. После окончания спецшколы поступил в 1-е Московское артиллерийское училище, которое с отличием окончил в 1941 году. По своему выбору тогда же был направлен в Северо-Кавказский военный округ, где 18 июня получил назначение командира огневого взвода 302-го отдельного Краснознамённого артполка. А через четыре дня – война.

- Каким было её начало для Вас?

- Ночью 28 июня наш полк по железной дороге прибыл на станцию Вязьма, где подвергся сильнейшей бомбардировке крупных сил немецкой авиации. Больше половины орудий были разбиты, четверть личного состава погибла. Однако артиллерийский дивизион тяжёлых 152-миллиметровых пушек-гаубиц, в котором я был начальником разведки, уцелел. И после марша на юг мы вступили в бой с гитлеровцами.

- Мирон Шулымович, были ли Вы ранены на войне?

- В одной из рощ мои разведчики обнаружили двадцать немецких танков. Я доложил об этом командиру дивизиона майору Михайлову, и он открыл по роще массированный огонь. Некоторые танки загорелись, но остальные двинулись в атаку. Я стал корректировать по ним огонь батарей. Взрывы тяжёлых снарядов, даже рядом с танком, выводили его из строя. Так было подбито тринадцать танков. Только несколько из них сумели отойти на исходные позиции.

Корректируя тогда огонь дивизиона, я находился в первой траншее стрелков, и рядом разорвалась мина. Осколки попали мне в живот и перебили кость левой руки. Медпункт, медсанбат, госпиталь, санитарные поезда… Лечение длилось долго. Медкомиссией я был признан инвалидом войны, но, тем не менее, добился того, чтобы меня оставили на фронте.

- И как развивалась дальше Ваша фронтовая судьба?

- Я принимал участие в Сталинградской битве, командуя артиллерийской батареей.Левая рука тогда почти не работала: на ней образовались свищи, из них сочилась кровь, и выходили маленькие осколки кости. От командования полка я скрывал свои боли и продолжал командовать батареей, но возможность гангрены всё-таки заставила меня обратиться в госпиталь.

Я был признан ограниченно годным к военной службе (лишь в военное время) и меня послали командиром батареи в артиллерийский полк. А после Сталинградской битвы мой 54-й полк стал учебным. В нём обучались артиллеристы-политработники, готовящиеся стать командирами артиллерийских подразделений.

Когда рука стала заживать, я подал несколько рапортов с просьбой отправить меня на фронт, но мне отвечали, что сотни новых командиров-артиллеристов, которых готовит наш полк, важнее для фронта, чем я один.

От нового поколения – великому поколению

- Мирон Шулымович, сегодня, к сожалению, не очень хорошо отзываются о нашей армии. А что в Ваши молодые годы значило быть солдатом?

- В первую очередь – честь. И готовность всегда и при любых обстоятельствах защищать свою Родину. Чувство патриотизма в годы Великой Отечественной войны оказалось сильнее инстинкта самосохранения.

- Я вижу, у Вас много боевых наград. Какие из них особенно дороги для Вас?

- Я награждён двумя орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Красной звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «Ветеран Труда», «Отличник РККА». Всего 27 правительственных наград. И очень дорога мне медаль «От нового поколения – великому поколению». Это уникальная награда! Она была сделана ребятами из молодёжной организации Белгорода и Орла. Эти города были первыми освобождены советскими войсками 5 августа 1943 года. И в связи с этим по приказу Сталина в Москве был дан первый артиллерийский салют. И эта медаль является их высшей наградой. А ещё перед вами участник трёх парадов Победы. Сейчас уже я присутствую на параде Победы как почётный гость.

- Мирон Шулымович, сегодня Вы занимаетесь военно-патриотическим воспитанием молодёжи в Совете ветеранов. Расскажи, пожалуйста, об этом.

- Я с большим удовольствием выступаю перед учащимися школ, колледжей и лицеев. Все они для меня двоюродные правнучки и правнуки. И общение с ними является для меня жизненной потребностью, смыслом жизни. Я счастлив потому, что востребован новым поколением, которое хочет меня видеть и слышать. Своими выступлениями я стараюсь у слушателей воспитать дух патриотизма, любви к школе, району, городу и, конечно же, к Родине. Призываю их быть достойными славы своих прабабушек и прадедушек.

Комментарии