Logo little

Авторы

Е.В. СЕЛИЩЕВА: Перевязывая раненых, я и не заметила, как нас окружали фашисты

Е.В. СЕЛИЩЕВА: «Перевязывая раненых, я и не заметила, как нас окружали фашисты»

Материал подготовили: Ольга Гокова, Регина Абдурахманова
24 марта 2012

Екатерина Васильевна Селищева – крымчанка по всем показателям: родилась, училась, воевала, прожила почти всю свою жизнь в Крыму. Мы часто ходим к ней в гости, и каждый раз она встречает нас у двери со словами: «Мои девочки пришли!» О многом рассказывает, многому учит.

Катя Селищева родилась 29 сентября 1923 года в Джанкойском районе, в деревне Новый Букет, примыкавшей к Сивашу. До войны деревня славилась не только изобилием рыбы, тучными стадами коров и овец, но и известными на всю округу овощами и артезианским колодцем. К сожалению, сейчас на карте Крыма деревни уже нет, а колодец остался.

В Новом Букете школы не было: каждый день ребята ходили за семь километров в Таганашскую среднюю школу. Там Катя проучилась восемь лет. В 1939-м поступила в Симферопольский библиотечный техникум: учиться в столице Крыма было почетно. Но до войны успела закончить только два курса...

Летом 41-го Катя вместе с другими студентками вступила в санитарную дружину красного креста. «Нас обучали, как оказывать первую медицинскую помощь в бою, учили ползать по-пластунски, стрелять из винтовки, бросать гранаты», – рассказывает Екатерина Васильевна. Вскоре она добровольцем записалась в 51-ю армию, формировавшуюся в Крыму.

Екатерина очень хотела попасть в 106-ю дивизию: там, в 397-м полку, ее брат Петр командовал пулеметной ротой. Через неделю службы оказалось, что в суматохе Селищева приехала в 156-ю, где и получила первую военную прописку. Но Катя рвалась к брату. Помог ей в этом начальник разведки 106-й стрелковой дивизии майор Кукидзе.

В 1942 году она вместе с братом вступила в ожесточенную схватку с фашизмом, защищая родную землю. Но преимущество немцев было очевидным. Наши войска, оказывая упорное сопротивление, стали отходить в сторону Керчи. Переправившись через Керченский пролив, 106-я дивизия заняла оборону на косе Чушка. За время ведения обороны и отступления до пролива Катя испытала все ужасы войны: смерть близких людей, тяжелые ранения солдат и душераздирающие крики: «Сестричка, помоги!» Помогала как могла, но часто чувствовала собственное бессилие, когда ее помощь уже не имела никакого смысла.

На косе Чушка 106-я дивизия, сильно потрепанная в предыдущих боях, передала свои позиции частям 77-й стрелковой дивизии, сменившей ее в обороне. Это была первая встреча Кати с бойцами 77-й дивизии, в которой ей впоследствии придется воевать до конца войны.

А пока Кате предстояло пережить еще более тяжелое испытание: в центре Барвенковской западни оказалась ее 106-я стрелковая дивизия, попавшая в окружение. С большим трудом с помощью проводников из местного населения больных и раненых удалось вывести из окружения; с тяжелыми боями вырвались из кольца и поредевшие части дивизии. Войска отступали в Сталинградском направлении. Это было тяжелое лето 1942 года. Катастрофическое отступление можно было остановить жесточайшими мерами. Именно в это время вышел приказ Верховного Главнокомандующего, известный под названием «Ни шагу назад!».

Доставив больных и раненых в лечебные учреждения в Закавказье, Катя попала в 242-ю стрелковую дивизию, которая держала оборону на перевалах. Там условия были настолько суровыми, что их с трудом переносили даже мужчины. Поэтому поступил приказ: всех женщин с перевалов снять и отправить в другие дивизии. Так в октябре 1942 года Екатерина Васильевна попала в 77-ю дивизию, которую считает родной. Она с гордостью представляется на встречах: «Я, старший сержант Селищева Екатерина Васильевна, служила санинструктором в 105-м стрелковом полку 77-й Симферопольской Краснознаменной ордена Суворова им.Серго Орджоникидзе дивизии». Солдаты и офицеры хорошо знали и ценили Катю, которая готова была оказать помощь в любой боевой обстановке.

Командир батальона поднял цепь в атаку, но тут же как подкошенный упал. Несколько бойцов кинулись к нему, но земля вокруг закипела от вражеских пуль. Как из-под земли возникла Катя. Раздался ее резкий крик, заставивший всех вздрогнуть от неожиданности: «Назад, ребята! Я сама!» «Стой, Катя! Остановись!» – закричали бойцы. – «Прикройте меня, бейте по огневым точкам!» И она быстро поползла к истекавшему кровью комбату. Бойцы открыли ураганный огонь по фашистам, не давая им поднять головы. Катя, взвалив на свои хрупкие плечи тело обессилевшего командира, поползла в укрытие. Вокруг свистели пули, вздымались фонтаны пыли и разлетались осколки камней.

Бойцы подхватили комбата и увлекли их с Катей за выступы скалы. И тут, обессилев от нервного и физического перенапряжения, Катя потеряла сознание. Лицо и руки ее были в царапинах. «Ранили?! Жива ли?» – испугались бойцы. Катя очнулась: «Жива, пройдет...» Бойцы залюбовались милым лицом отважной девушки. Оно было расцвечено золотыми веснушками. Один из бойцов удивленно развел руками: «Ну, право, как солнышко». С тех пор ее и величали Солнышком.

Находясь на передовой, Катя сама постоянно подвергалась опасности, но пули ее миловали. Затем наступила череда ранений, в том числе и тяжелых. Первое ранение Катя получила в период выхода из Изюм-Барвенковского котла, но из боя не вышла, продолжала выполнять свои обязанности.

Санинструктор Селищева участвовала в форсировании Сиваша, в освобождении Симферополя, в штурме Сапун-горы, в боях по освобождению станции Лебеди и хутора Красный на Кубани. На вопрос «Что Вам запомнилось больше всего?» Екатерина Васильевна отвечает: «Все годы войны – сплошные эпизоды, которые забыть нельзя». А потом добавляет, что помнит все: «Первые годы, когда испытывали недостаток предметов вооружения, с боями отступали, теряли боевых товарищей, оставляли города и села, но в сердце укреплялось чувство, что мы вернемся и уничтожим врага на нашей земле. Навсегда остались в памяти оборона нашей земли, бои на Перекопе, Сиваше. Когда мы с санинструктором Татьяной Нечай разгребали землю и вытаскивали раненных солдат». Также говорит, что навсегда запомнились бои по освобождению хутора Красный и станции Лебеди.

«В этот день раненых было много, очень много. Двенадцать раненых скопились около одной воронки. Перевязывая их, я и не заметила, как меня вместе с пострадавшими окружали фашисты. Тогда пришлось с боем вместе с ранеными прорываться к своему подразделению. В этих боях я получила пулевое ранение правой ноги, но боли в тот момент даже не почувствовала...Здесь же на моих глазах от мины погиб командир роты. Передвигалась ползком, меня заметил боец Фарух Алиев, и он на руках вынес меня с поля боя».

Девушку тогда внесли в ближайшую избу, где прямо на полу, на соломе, уже лежали несколько десятков тяжело раненных бойцов. В помещении никого из медперсонала не было, стоял тяжелый воздух, пропитанный запахом необработанных ран и окровавленных повязок. Из-за отсутствия медпомощи, воды и еды люди теряли последние силы и медленно умирали. Их зарывали тут же, в огороде. Люди, казалось, смирились с тем, что обречены.

Екатерина Васильевна вспоминает, что трагическую обстановку исправила ее тезка, энергичная молодая женщина в форме артиллерийского командира. Она быстро подняла на ноги местное население и на мажарах отправила всех раненых во Катя Селищева с фронтовыми подругами фронтовой госпиталь. С благодарностью вспоминает она свою спасительницу. К сожалению, фамилию ее так и не узнала. Более пяти месяцев врачи боролись за жизнь Екатерины, только благодаря их высокому профессионализму удалось избежать ампутации ног.

Катя Селищева с боевыми подругами

Свою часть Катя догнала под Тихорецкой. И снова бои. Кровопролитные. Изнуряющие. В 1944-м, освободив Северный Кавказ, Чечню, Ставрополь, Кубань, Донбасс, дивизия получила спецзадание фронта – форсировать Сиваш. В форсировании участвовала и санинструктор Селищева. Екатерина Васильевна часто рассказывает о событиях той осени: «Предстояло захватить плацдармы на Перекопском перешейке и Сиваше. Это были поистине тяжелейшие, ожесточенные бои за каждый метр нашей Крымской земли. В это время усиленными темпами проводились работы по строительству переправы, понтонного моста, парома, насыпи для строительства моста в районе острова Русский.

Наступление началось 7 апреля 1944-го, и только на третьи сутки ожесточенных боев дрогнули немецкие войска. 8 апреля вступила в бой 77-я стрелковая дивизия. Преодолевая сопротивление вражеских войск, захватила три траншеи противника, саперы прошли, прочистили проходы от мин, и войска устремились преследовать бежавшего врага в направлении Симферополя. Наш батальон прошел севернее города Джанкоя, освободил поселок Октябрьское, Марьяновку. Примечательно, что форсирование Сиваша войсками под командованием генерала Толбухина проводилось так же, как в 1920-м под командованием Фрунзе: в одно и то же время года – в ноябре, проводником был один и тот же человек – крестьянин-рыбак из деревни Строгановка Иван Иванович Оленчук, которому в 1943-м было уже 70 лет».

12 апреля 1944 года 77-я дивизия продолжала преследовать немцев, отступающих к Симферополю. А утром 13 апреля советские передовые отряды и подразделения ворвались в город, освобождая его от вражеского военного гарнизона. Вели бои за железнодорожную станцию, один из поселков, завод «Первое мая». К 17 часам город был полностью освобожден. После этого одиннадцати частям и подразделениям присвоили наименование «Симферопольские», в том числе и 77-й стрелковой дивизии. Этим гордились. Были раненые, но кто мог стрелять, не хотели идти в медсанбат или госпиталь. Все хотели участвовать в штурме Сапун-горы и освобождении Севастополя.

С улыбкой Селищева рассказывает: «А вот один из раненых, кому оказывала помощь, нашел меня через сорок лет!Приехал из Узбекистана и обратился в военкомат с просьбой найти доктора из 77-й Симферопольской стрелковой дивизии, которая его лечила на передовой. И нашел меня в областной библиотеке им. Франко, где я работала старшим библиотекарем. Смотрит на меня и говорит: «Да, это она, доктор, которая все знает!».

Мужество, стойкость и героизм проявили бойцы дивизии при освобождении Севастополя и штурме Сапун-горы. В течение недели днем и ночью вели бои за каждый метр земли. «Под непрерывным обстрелом, под бомбежками убирали мины, делали проходы, выбивали врага из огневых точек. Раненых было много, более 2500 убитыми и ранеными потеряла только наша 77-я дивизия», – с болью вспоминает Екатерина Васильевна.

Она закончила войну в Прибалтике, по-прежнему находясь в составе 77-й дивизии. Имеет множество наград: орден Отечественной войны I степени, орден «За мужество» I степени, две медали «За боевые заслуги», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За Победу в Великой Отечественной войне» и медаль «Защитника Отечества».

«Фронтовая закалка и партийная совесть не позволяют мне уйти в запас и сегодня», – говорит Екатерина Васильевна. Сейчас она ведет большую общественную работу, поддерживает связь со многими школами и музеями Крыма. Она, как всегда, с увлечением готовит пособия и плакаты для предстоящих встреч с молодежью. Екатерина Васильевна передала множество плакатов в наш школьный музей боевой славы, где они занимают почетное место. С помощью этих пособий старшеклассники ответственно выполняют поручения Екатерины Васильевны, проводя классные часы и экскурсии для младших учеников.

Комментарии