Logo little

Авторы

С. СЕЙТМЕМЕТОВ: Мы с Петром из-за угла дома наблюдали за боем

С. СЕЙТМЕМЕТОВ: «Мы с Петром из-за угла дома наблюдали за боем»

Подготовка материала: Игорь Фучкин
20 марта 2012

Воспоминания Сейт-Вели Сейтмеметова – об одном из девяти героев, которые вели неравный бой с немцами в деревне Ашага-Джамин. Теперь она заслуженно называется в их честь – село Геройское.

Когда началась война, мне было 9 лет. Мы с родителями жили в городе Саки. Отец, мать и старший брат работали на Сакском химзаводе. Завод в 1941 году эвакуировали. После прихода немцев в город наша семья переехала жить в Ашага-Джамин. Военные годы были очень тяжелые... Я помню, чтобы как-то прожить, сельчане охотились на зайцев. Мы с моим другом детства Петром Бойко работали в сельской общине. Запрягали быков, пахали, бороновали землю, а летом выполняли другие работы.

В 1943 году мы однажды заметили, что к деду Харитону Бойко стал приходить какой-то незнакомый человек. Дед Харитон был родным дядькой Петра. Однажды он позвал нас к себе и сказал: «Петя, завтра утром пойдете на станцию Княжевич (сейчас это станция Яркая) и понаблюдаете, какие эшелоны и с чем проходят по железной дороге. Только будьте очень осторожны! Об этом ни одна душа не должна знать!» Вечером мы вернулись домой и рассказали деду, что видели. В эти «походы» мы отправлялись каждый раз после посещений этого незнакомого человека.

В середине апреля 1944 года в нашей деревне произошла трагедия. Вот как это было... Мы с Петром ходили по полю и проверяли капканы, поставленные на зайцев. Это было между деревней Ашага-Джамин и станцией Княжевич. Со стороны станции появился танк. Он шел в сторону Джамина. Когда танк поравнялся с нами, он остановился и к нам навстречу вышел солдат. Мы сразу поняли, что это наш советский солдат. Подойдя к нам, он стал расспрашивать, кто и что есть в деревне. Мы, пацаны, хорошо знали обстановку и рассказали, что в бывшем колхозном дворе живут расквар тированные немцы, там же во дворе мы видели пушку. Солдат вернулся, и танк пошел прямо в деревню Ашага-Джамин. Мы тоже побежали в сторону деревни. Еще не добежав туда, услышали гул. Видимо, это стреляли из танка. Потом послышались автоматные очереди. Прибежав в деревню, мы с Петром из-за угла дома наблюдали за боем.

Бой был тяжелым, неравным. Слышались крики, стоны, тяжело было смотреть. Потом, видимо, у наших боеприпасы закончились: началась рукопашная. Через некоторое время все стихло. Мы видели, как немцы кололи штыками наших солдат. 

Неожиданно около нас появилась девушка-односельчанка. Звали ее Люба, она была постарше нас. Когда стало темно, мы втроем тайком пошли и стали осматривать солдат. Один из них подавал признаки жизни. Люба сразу сказала Петру принести какой-нибудь плащ. Мы знали, что у нас деревне живет женщина-фельдшер. Когда мы полуживого солдата занесли к ней в дом, при свете лампы я увидел, что у него как будто бы не было нижней челюсти. Фельдшер попросила нас разойтись по домам и держать все в тайне.

Во время войны немцы делали облавы и угоняли молодежь в Германию. Дед Харитон частенько вызывал Петра и меня и давал нам задание: оповестить все семьи, в которых были парни или девушки. Таким образом мы уберегали молодежь от угона в Германию. Некоторые люди спасали своих детей, выдавая их за больных, и когда приходили немцы, им говорили, что у ребенка высокая температура, наверное тиф, тогда фашисты уходили. Точно таким же способом с большим риском для своей жизни фельдшер закрыла солдата простыней, а когда немцы пришли в дом, сказала, что это старый человек, весь горит, может быть, тиф, и они покинули дом. Потом солдата переправили в госпиталь.

Через месяц – 19 мая 1944 года случилась еще одна трагедия – депортация крымских татар из Крыма.

Я вернулся в Крым через 26 лет. Прописался и работал в селе Лесновка (старое название Гарапашня) Сакского района. В 70–80-е годы в Лесновке жил Герой Советского Союза Нарсеев. Как-то я ему рассказал про трагический случай в селе Ашага-Джамин. Выслушав меня, Нарсеев ответил, что спасенный в 44-м году солдат выжил, и был это Василий Ершов, его хороший друг. Оказалось, Ершов почти каждый год на 9 мая приезжает в Крым и несколько дней живет у него.

В 1970 году 7 мая вечером ко мне домой пришел Нарсеев. С ним был человек в плаще, с подвязанной нижней челюстью. Нарсеев ему умышленно обо мне ничего не сказал. Я стал рассказывать о трагических событиях в деревне Ашага-Джамин в апреле 1944 года. К концу моего рассказа у Ершова появились слезы на глазах. Он был сильно взволнован. Дрожащими руками начал снимать медаль, чтобы отдать мне. Я сказал ему: «Что вы, что вы, дядя Вася, не надо!» Вот такая трогательная встреча произошла у меня.

Комментарии